Поиск по сайту

Навигация
Главная
Новости
Мастерослов
Архив
Полезная информация
КИНОАФИША
Пущинская кругосветка
Наши услуги
Полная версия
Короткой строкой
Ссылки
Поиск
Госадмтехнадзор
О "ТВС Пущино"
Вы вошли как:




Powered by DiS
Погода

Кто на сайте?
Сейчас на сайте:
1 гость

Средневековая баллада Печать
(34 голосов)
Автор Екатерина Русскова   
22.07.2010 г.
В 40 километрах к северу от Москвы находится старинная усадьба Марфино. Долгие годы она волновала умы писателей, вдохновляла художников. История Марфина связана с именами таких известных людей как Борис Голицын, Петр и Иван Салтыковы. Усадьба и сейчас притягивает к себе романтиков и любителей старины. Этому уникальному памятнику истории и архитектуры посвящен очередной сюжет из цикла «Пущинская кругосветка».



Зимой наша съемочная группа посетила имение Васильевское Одинцовского района Московской области. При этом мы столкнулись с неожиданной проблемой: руководство санатория, на территории которого в настоящее время находится усадьба, не дало нам официального разрешения на работу. Поэтому для того чтобы избежать подобных запретов, а как следствие, нелегального проникновения, решили искать объект без охраны.
Страницы Интернет сайтов пестрели живописными развалинами, но взгляд постоянно останавливался на одном изображении. Озерная гладь, загадочность грифонов, нежность и брутальность замка притягивали к себе с непреодолимой силой. От поездки удерживало лишь одно – усадьба находится на территории Марфинского клинического центрального ВОЕННОГО ГО санатория. В памяти всплывал грустный опыт общения с медицинскими работниками, к нему подключался стереотип – если военный, то закрытый, а значит, не видать нам разрешения на съемку.
Но охота пуще неволи. Поэтому, несмотря на все мрачные мысли, руководство студии составило официальный запрос, который был удачно отправлен по факсу в санаторий. Пока ответ заставлял нас ждать, я искала информацию об истории усадьбы, а также, на всякий случай, и пути нелегального проникновения на территорию старинного имения.
И вот случилось чудо – мы получили разрешение на съемку и отправились в путь. За окнами мелькал до боли знакомый пейзаж, а впереди ожидал неведомый волшебный замок. Нашему веку свойственны суета в делах и сумбур в мыслях. Мы постоянно боимся куда-то опоздать, проносимся по этой жизни на скорости 120 км/ч. На бегу общаемся с близкими и друзьями и делаем это, чаще всего, с помощью мобильного телефона. Но и в нашем не сказочном мире существуют чудеса. Стоит лишь пройти сквозь необычные ворота и ты попадаешь во времена галантных кавалеров и очаровательных дам.
Усадьба Марфино известна с 14 века, но тогда она носила иное имя – Шибрино. Откуда появились такие названия до сих пор неизвестно. Однако есть легенда, повествующая о том, почему усадьбе дали имя Марфино. Принято считать, что это название она получила в 18 веке при Борисе Голицыне в честь его жены Марфы. Но исторические источники не подтверждают данную версию, так как согласно Писцовым книгам 17 столетия усадьба уже тогда именовалось Марфино. На протяжении долгого времени имение переходило из рук в руки и представляло собой одну из многочисленных хозяйственных усадеб, где особо внимание уделялось служебным постройкам. Но вот в конце 17 века владельцем Марфино стал воспитатель Петра I Борис Голицын.
Князь Борис Голицын – один из влиятельных людей, принадлежавших к немногочисленному кругу «западников», с помощью которых Петр воплощал в жизнь свои реформы. По словам современников, Голцын был человеком «ума великого», владел несколькими иностранными языками. Портрет князя дополняют свидетельства историка Сергея Соловьева. Он описывал нрав Бориса Алексеевича так: «пил непрестанно», изумлял всех своей невоспитанностью, грубостью и жестокостью.
Такой непредсказуемый человек стал владельцем усадьбы, которая не соответствовала его вкусам и требованиям. Поэтому Борис Алексеевич занялся переустройством имения. Здесь появились новый дом, парк на французский манер и каменная церковь Рождества Богородицы. Ее построил крепостной зодчий Владимир Белозеров.
Владимир Иванович получил образование архитектора во Франции. Основываясь на полученных за рубежом знаниях, при этом, придерживаясь русских традиций, он создал храм. Новая церковь не понравилась Голицыну, а еще и Священный Синод отказался дать разрешение на ее освящение, усмотрев в архитектуре черты католицизма. В наказание князь приказал высечь зодчего розгами. Сердце немолодого архитектора не выдержало, под ударами он скончался. Владимир Белозеров похоронен недалеко от церкви, его могилу окружают четыре стройные лиственницы. До наших дней сохранилась надгробная плита с надписью: "1708 год ноябрь в 30 день на память святого и всех верного апостола Андрея Первозванного преставись раб божий человек боярина и князя Бориса Алексеева сына Голицына человек ево Владимир Иванов сын Белозеров. Жил 59 лет".
В 1729 году владельцем усадьбы стал Петр Семенович Салтыков. При нем начался новый этап в истории имения. Изменения в жизни усадьбы были неудивительны, так как удивительным человеком был владелец. Граф Петр Салтыков начал службу при Петре I солдатом гвардии и дослужился до высших чинов. Он был участником многих походов, а в 1759 году, вол время войны с Пруссией, его назначили главнокомандующим русской армией. Подобный шаг очень удивил общественность. Современники не верили, что этот, по их словам, "седенький, маленький и простенький старичок", "сущая курочка", сможет успешно противостоять войскам знаменитого Фридриха II Великого. Но 60-летний генерал проявил себя с самой лучшей стороны, продемонстрировав полководческое искусство, твердость, здравый смысл, а также знание психологии русского солдата.
При Петре Семеновиче марфинская усадьба была перепланирована. Здесь возвели двухэтажный каменный дворец с двумя флигелями. К востоку от него появился регулярный парк. В нем преобладали липы, к которым добавляли другие породы, учитывая оттенки листвы и форму крон. Но Петр Семенович не успел завершить строительные работы. В 1771 году он скончался
Владельцем усадьбы стал его сын Иван Петрович. Он закончил переустройство имения, которое начал отец. Отдавая дань моде, в Марфине возвели несколько построек в стиле классицизма - зимнюю церковь, павильоны, беседки, дома для псарей, конный двор, каретный сарай. И сейчас можно увидеть горящие на солнце купола храма, укрыться от палящих лучей в тени ротонды, отдохнуть близ музыкального павильона и удивиться монументальности псарен. Конец 18 века считается расцветом усадьбы Марфино. Сюда приезжали известные литераторы и композиторы. Здесь звучали орган и роговая музыка. В марфинских театрах ставили трагедии Вольтера и комедии Бомарше.
В 1805 году Иван Салтыков умер, после его кончины усадьба осиротела. Большой урон Марфину нанесла война 1812 года. Заброшенность и опустошение поселились в усадьбе до того момента как она "со всеми господскими домами, садами, оранжереями и всякого рода строениями" перешла к Софье Паниной.
Для переустройств имения Софья Владимировна пригласила известного архитектора 19 века Михаила Быковского. Он был не только практикующим зодчим, но и теоретиком. Михаил Дормидонтович считал, что не стоит подражать формам древних, стоит следовть их примеру: иметь архитектуру собственную, национальную. Имение в Марфине является яркой иллюстрацией этого заявления.
Ансамбль усадьбы сложился не сразу. Более десяти лет Михаил Быковский занимался реконструкцией Марфина. И вот в Подмосковном селе появился дворец, в котором слились формы готической и древнерусской московской архитектуры. И сейчас, окруженный прудами и липами, стоит древний замок, от стен которого веет легендами суровых, но благородных мужах, о нежных, но капризных дамах.
Михаил Быковский реконструировал и мост, который появился в Марфине еще при Салтыковых. Само сооружение удивительно гармонирует с дворцовым ансамблем: арки, галерея с колоннами и готические элементы декора повторяются в фасадах главного дома. В настоящее время мост разрушен. Он, скорее, является не историческим памятником, а оградой, отделяющей территорию санатория от жилого комплекса.
Следующим этапом стало оформление спуска от дворца к пруду. Архитектор устроил здесь широкую лестницу с террасами. Границей каждой служат подпорные стенки на белокаменном основании. Они сложены из кирпича, а завершаются чугунными решетками с гребнями. В их рисунок вплетен вензель хозяйки усадьбы Софьи Паниной - латинская буква S. Нижняя терраса заканчивается пологим откосом в виде амфитеатра, который ведет к пристани. А там, отражаясь в зеркале воды, на широких устоях лежат два величественных белокаменных грифона.
Отзвуки готики слышатся и в архитектуре въездных ворот с круглой башенкой- караульней, зубчатым парапетом и декоративной стрельчатой аркой. Рыцарский замок производил неизгладимое впечатление на гостей усадьбы Так о ней отзывался Алексей Львов: " Последние лучи солнца догорали на спокойных водах огромного пруда и обвивали золотым кольцом небольшой островок, за которым красовался огромный двухэтажный дворец готической архитектуры... В отворенные зеркальные окна павильона веяло благоухание цветов, которое разносилось здесь, как в волшебном замке..."
И сейчас над усадьбой веют тонкий аромат распустившихся бутонов, свежесть воды и шелест зелени. Здесь можно погулять в тени деревьев рыцарской аллеи, спускаясь к пруду встреться с любимой собачкой госпожи Паниной (в парке стоит милый памятники четвероногому другу Софьи Владимировны).
Благодаря сохраненной истории жизнь в Марфинском санатории окутана романтикой средневековья. От красоты архитектуры захватывает дух, а от красоты природы на душе становится и просто, и ясно. Кажется, что сюда не добралась суета нашего века, здесь как дома чувствуют себя и люди, и звери: зеленые дрозды не спешат укрыться от любопытных глаз, утки с удовольствием позируют на камеру, а чайки гордо проплывают в своем домике по водной глади, не одаривая вниманием прохожих.
Но на самом деле картина не столь идиллическая, как может показаться на первый взгляд. Ухоженными являются лишь те постройки, которые находятся на территории санатория. Здания, не укрытые заботливым крылом военных, стремительно превращаются в руины.
Имение Марфино, восстановленное и заброшенное, - это две части одного целого с абсолютно противоположными судьбами. Но, несмотря на разное настоящее, над всеми архитектурными памятниками витают тени ярких, непредсказуемых, выдающихся владельцев усадьбы.
Екатерина Русскова, Андрей Михайлин, Александр Юсов, «ТВС-Пущино»

 

Для того чтобы оставлять комментарии, зарегистрируйтесь.

« Пред.   След. »

При любом использовании материалов, новостей сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на WWW.TV-TVS.RU обязательна. Пользовательское соглашение

Газета Пущинская среда