Поиск по сайту

Навигация
Главная
Новости
Мастерослов
Архив
Полезная информация
КИНОАФИША
Пущинская кругосветка
Наши услуги
Полная версия
Короткой строкой
Ссылки
Поиск
Госадмтехнадзор
О "ТВС Пущино"
Вы вошли как:




Powered by DiS
Погода

Будет жить!.. Печать
(0 голосов)
Автор Алексей Сокольский   
30.06.2010 г.

«Сочинение на тему»: «Страна и мир. Куда мы катимся?»

«…Только так же от боли там плачут

Так же в муках рожают детей.»

Алексей Романов

«Я ни разу за морем не был»

Не сказать, что это было самым ярким впечатлением, но – запомнилось... Первый мой выезд за границу тогда ещё СССР в тогда ещё – Чехословакию. Всего на несколько дней, пробегали которые так же быстро, как зайцы перед фарами автомашин, в которых нас возили по удивительно ровным с нашей тогдашней точки зрения дорогам. И вот мы вернулись в Прагу, уже для того, чтобы сесть на поезд. До него ещё оставалось немного времени, и мы зашли в кафе. С людьми, о существовании которых я ещё пять дней назад не знал. Теперь же от мысли о том, что через пару часов мы расстанемся, скорее всего, навсегда, мне было больно. Зашли попить пива, которое я ещё пять дней назад терпеть не мог, а теперь не сомневался, что попытаюсь попробовать его и в Союзе: «а вдруг и там это вкусно…»

Было грустно. Но не от того, что не хотелось возвращаться. Глупости всё это – домой тянуло, было к кому... Несмотря на то, что жизнь даже в социалистической стране резко отличалась от того, к чему мы привыкли на родине. Взять, к примеру, те же кафешки, которых здесь везде было по три штуки на каждом углу… Ведь мы на городском комсомольском бюро (а я, в принципе, и в Чехословакии-то оказался благодаря комсомолу) уже несколько лет обсуждали вопрос о необходимости открытия в городе молодёжного кафе. Одного. Хотя бы…

Грустно было именно оттого, что мы понимали, что это расставание, скорее всего – навсегда. Потому что нас разделяет граница, преодолеть которую в те времена было посложней, чем нынешним пенсионерам – черту бедности. Потому что и у них, и у нас происходило то, что в Союзе называлось Перестройка, а в компетентности наших «прорабов» мы уже слегка сомневались, несмотря на то, что оптимизма в нас тогда ещё было, как у Кота Матроскина гуталина…

Стемнело, но за громадными окнами кафе было светло. В Праге электричество не экономили, а местные пацаны не готовились давать отпор «НАТОвской военщине», отрабатывая меткость стрельбы из рогатки на уличных фонарях. Я задумался и глянул в окно. Прямо под ним стояли мужчина и женщина. Судя по всему они тоже расставались… Но не совсем так, как мы. То есть совсем не так, как мы. То есть совсем не так, как мы сейчас, но точно так, как это бывает и у нас: у неё в глазах были слёзы, он махал руками, оба что-то нервно друг другу высказывали-доказывали, даже, наверное, кричали… До них было не больше полутора метров, но голосов не было слышно – евроокна… Тут бы вставить название фирмы, и срубить с неё деньги за рекламу, как это сейчас делают в кино, но - другой жанр…

Им было не до того, что кто-то на них смотрит из окна, что кто-то их слышит и видит, проходя мимо. Им обоим – этого ведь не скроешь - было так плохо, что на всех остальных наплевать.

«Надо же – всё, как у нас», - подумал я, и с высоты человека, у которого в личной жизни всё в порядке, глумливо добавил: «А ещё – иностранцы…»

Всё, как у нас… Ну, не всё, конечно. Что меня уже тогда в Праге поразило – дворник, подметавший улицу, был… в галстуке! Поразило и многое из того, что сейчас и у нас стало привычным. А для вьетнамских девушек, которые тогда учились работать прядильщицами на комбинате «Химволокно», а научились торговать на рынке, раем же казался и Советский Союз. А для чехов, которые тогда уже потихоньку стали получать возможность бывать и в восточной, и в западной Германиях (к тому времени уже мечтавших объединиться - не всем же, в конце концов, границы городить…), раем казался капитализм. Так что - всё относительно…

Много с тех пор утекло воды, пива и слёз. Изменились не только названия стран, изменилось многое в их жизни. Многим из того, о чём мы тогда мечтали, мы сейчас недовольны. Многие из тех, кого мы любили, и тех, кто любил нас, испытывают друг к другу совсем другие чувства…

Всё меняется и мир меняется. И мы в нём часто разочаровываемся. Почему? Да потому что он не такой, каким мы мечтали его видеть десять лет назад, двадцать лет назад, тридцать лет назад - уж кто на сколько способен «оглянуться»… Наши дети к этому миру относятся куда благосклоннее нас. Потому что они ещё молодые. Они разочаруются чуть позже. Как раз в то время, когда этому миру начнут радоваться наши внуки. И так будет всегда.

Может быть, через несколько десятков лет Европа станет мусульманской. Может быть, через несколько десятков лет в Центральной Азии воцарится Буддизм или Конфуцианство – ведь китайцы после длительного запрета тоже теперь не только штаны с куртками шьют да радиотехнику подделывают, но и детей рожают с удовольствием! Хотя, как верно заметил Алексей Романов, «также в муках»… Может быть, Христианство получит второе дыхание и начнёт своё новое восхождение откуда-нибудь с высот Тибета с разочаровавшегося в прежней вере монаха-каратиста…

Может быть, глобальное потепление, выспавшись этой зимой, продолжит своё наступление на планету, а может очередной Ледниковый Период станет не только очередным голливудским мультиком или очередным же «проектом Первого канала». Тем более, что слухи о способности человечества влиять на земной климат, мне, например, кажутся сильно преувеличенными. Как только у людей начинают «зашкаливать понты» от собственных успехов в ядерной ли физике, в других ли науках, так тут же природа то чернобыльскую аварию им устроит, то цунами на Филлипинах устроит, то извержение вулкана, то землетрясение… Не надо, мол, люди, выпендриваться…

Да и финансовый кризис – он же ведь «из той же оперы». Посчитали люди, что они могут управлять экономическими процессами? Посчитали да просчитались… Щелкнули им по носу «высшие силы», которые представители разных религий называют разными именами, подразумевая в общем-то одно.

Есть люди, которые правят страной. И миром. Точнее, думают, что они ими правят. Хотя нельзя не согласиться с тем, что от их ума, а чаще – от их дури зависят судьбы, счастье и даже жизни тысяч, а то и миллионов людей. Но можно ли сказать, что они счастливее тех, кто так или иначе от них зависит? Не от того ли, что им тоже часто бывает хреново, что им тоже всегда чего-то не хватает, они и устраивают войны? Хоть мировые, хоть локальные. Но какими бы великими они не считали себя, они – уйдут в мир иной, а этот мир будет жить.

Мир будет жить. И люди в нём будут жить. Жить, по большому счёту, так же, как жили в разные эпохи – в далёкие от нас и близкие, в разных странах – далёких от нас и близких. Потому что мужчине и женщине, которые расставались под окном пражского кафе в далёком 1989-м, было абсолютно до фонаря, падёт или не падет Берлинская стена. Потому что мужчине и женщине, которые сейчас находят друг друга, нет никакого дела до того, на сколько, пока они целуются и всё такое, вырастут или упадут вместе взятые Dow Jones, Nikkei и «высокотехнологичный Nasdaq»…

Мир будет жить. И кто-то так же как сейчас и как двадцать веков назад будет брюзжать, что всё не так, что всё хуже, чем было, что ни к чему хорошему всё это не приведёт…

«Всё это» - точно не приведёт. К хорошему приведёт что-то другое, чего мы пока не знаем, не видим, не чувствуем. Мир не пропадёт, не исчезнет. В отличие от нас…

Он, конечно, будет хуже! С нашей точки зрения… Может быть, именно поэтому Бог – не важно, кто каким именем его называет – и устроил этот мир так, что мы происходящим в нём изменениям огорчаемся не так уж долго… И на смену нам приходят те, кто умеет этим изменениям радоваться.

Может быть, те, кто радоваться ещё не разучился, и живут дольше?...

Алексей Сокольский

 

Для того чтобы оставлять комментарии, зарегистрируйтесь.

« Пред.   След. »

При любом использовании материалов, новостей сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на WWW.TV-TVS.RU обязательна. Пользовательское соглашение

Газета Пущинская среда