Поиск по сайту

Навигация
Главная
Новости
Мастерослов
Архив
Полезная информация
КИНОАФИША
Пущинская кругосветка
Наши услуги
Полная версия
Короткой строкой
Ссылки
Поиск
Госадмтехнадзор
О "ТВС Пущино"
Вы вошли как:




Powered by DiS
Погода

Кто на сайте?

Резиденция военных и адвокатов Печать
(12 голосов)
Автор Екатерина Русскова   
12.08.2013 г.
Sergeevskii.jpgРай среди болот, красивейший памятник гражданского зодчества – так историки и архитекторы называли усадьбу Сергиевское-на-Упе. О ней рассказывалось в многочисленных статьях. Этому поместью в 1914 году был посвящён весь номер журнала «Столица и усадьба». Здесь гостили Лев Толстой, Виссарион Белинский и Любовь Орлова. Побывала в Сергиевском и наша съёмочная группа. Об истории усадьбы рассказывает очередной сюжет из цикла «Пущинская кругосветка».


В 14 километрах от Тулы находится небольшой посёлок Сергиевский. Здесь идёт тихая размеренная сельская жизнь. Днём по пустынным улицам гуляют куры да утки. За порядком следит важный петух. Приехавшие на летние каникулы дети время проводят не в Доме культуры, а в разрушенной усадьбе. Здесь они упражняются в каллиграфии, усердно выводя на стенах слова любви даме сердца.
Когда-то в этом доме вели беседы об устройстве хозяйства, разводили птиц и писали стихи. На протяжении двух веков имение Сергивское-на-Упе принадлежало древней и знатной фамилии Языковых. Первым из этого рода на Тульской земле обосновался Антип Фёдорович. Он и его близкие проживали в деревянном доме, который остался от прошлого хозяина Ивана Сухотина.
Каменный дворец появился здесь позднее, в 1801 году. Его строительством занялся Александр Иванович Языков. Сержант лейб-гвардии Преображенского полка всю свою жизнь посвятил этому поместью. Александр Иванович владел землями в Тульской и Нижегородской губерниях, но именно Сергиевское он выбрал для своей резиденции. Его поразили открывающиеся взору просторы, умиротворила прохлада тихой реки. Именно на её берегу он и построил большой, каменный дом, который впоследствии стал настоящим родовым гнездом. «Дом в стиле неоклассицизма. Таких зданий в Тульской области было построено ещё два. Дом в Сергиевском-на-Упе был капитальным каменным, камины исключительно хорошие», - рассказывает Олег Дороганов, житель поселка Сергиевский. Даже в самые студёные зимние дни домочадцы наслаждались теплом. Систему отопления устроили таким образом, что в доме не было холодных комнат. Не знали Языковы и что такое сырость. Вода в подвале появилась лишь один раз. И то это произошло уже в 20 веке. В 1994 году случился такой сильный паводок, что вода сквозь окна подвала проникла в помещения.
Интересны не только особенности систем жизнеобеспечения, но и внешнего облика дома. Так если к зданию подойти с востока, то взору предстанет двухэтажное здание, а если с запада – то трёхэтажное. При этом дом выглядит как одно целое. Третий этаж был достроен специально для проживания прислуги.
Есть и ещё одна особенность, которая сейчас уже не такая явная. Вдоль внешнего фасада тянется широкий карниз со странными, на первый взгляд, ненужными отверстиями. Кстати, практически такой же карниз есть и в одной из комнат. Оказывается, Александр Иванович страстно любил птиц, особенно стрижей. Уличный карниз использовался следующим образом: там выставляли клетки, которые закреплялись специальным образом, а в один из православных праздников дверцы распахивались и птиц выпускали на волю. Но пташек содержали не только в клетках. Сейчас сложно представить, что груда кирпичей и балок когда-то была застеклённой башенкой. В ней жили и радовали глаз владельца усадьбы и его гостей певчие и редкие птицы. Осенью их переселяли в клетки, которые переносили в большой зал дома. Собственно, для этого и установили широкий карниз, внутри комнаты. В господском доме была и большая библиотека. Древние рукописи и книги в старинных переплётах занимали свои места на многочисленных полках.
Последующие владельцы имения рачительно вели хозяйство. Они преумножали как свой доход, так и работников. Последним из рода Языковых усадьбой владел известный в 19 веке адвокат. Александр Иванович был знатным садоводом. Он любил деревья и терпеть не мог коз. Ведь они посягали на его зелёные насаждения. Одну козу он даже убил, за то, что она объела листья жасмина. Сейчас в бывшем усадебном парке нет ни жасмина, ни коз. Зато в изобилии репейника, крапивы и борщевика.
Естественно, известен в России был Александр Языков не как садовод и убийца коз, а как блестящий адвокат и прекрасный оратор. Он окончил Императорское училище правоведения. Спустя некоторое время Александр Иванович стал присяжным поверенным Петербургского судебного округа. Пламенные и убедительные речи Языкова приобрели настолько широкую известность, что его приглашали адвокатом по самым запутанным делам. Выступления Александра Ивановича публиковали в «Судебном вестнике».
Однажды он принял участие в крайне сомнительном деле, газеты пестрили обличительными статьями. Здоровье Александра Ивановича пошатнулось, он ушёл из адвокатуры и поселился в Сергиевском-на-Упе. Здесь Языков не только облагораживал сад – при нём каждое дерево окружала оградка, а на стволе красовался порядковый номер, - но и принимал активное участие в делах земства. «Барин был очень хороший. Я спрашивал старожил, как понять, что хороший. Вот что рассказал один местный житель, который ребёнком работал у барина: «Были тут заливные луга, в трёх километрах отсюда. Весь поселок выезжал туда и барин тоже. Косили, стога собирали. Потом обед. Расстилают холстину, ложки, тарелки раскладывают, и народ садится так, как хочет. Барин мне сам мяса в тарелку докладывал», - рассказывает Олег Дороганов.
Общественной и хозяйственной деятельностью интересы Александра Языкова не ограничивались. Он увлекался и философией, и поэзией, и драматургией. Его стихи опубликовались в «Вестнике Европы». Александр Иванович перевёл и издал публичные лекции Гольцендорфа "Положение правосудия во Франции, в особенности о результатах применения закона о ссылке в Каенну». Умер Александр Языков от туберкулёза в Ялте. Но тело его предали именно тульской земле. Сборник поэтических произведений Александра Ивановича «Старый портрет и мелкие стихотворения» в свет вышел уже посмертно.
Последней владелицей усадьбы Сергиевское-на-Упе и хранительницей могил на семейном кладбище стала вдова Александра Языкова Софья Васильевна. Так было до 1917 года. После революции дом не разрушили, его даже объявили народным достоянием. Там открылась школа тренеров-наездников при конезаводе Якова Бутовича. «В Прилепах жил Бутович – легендарная личность. Он организовал первый в мире музей коневодства. Здесь в Сергиевском была большая конюшня. Сейчас от неё остались развалины, - говорит Олег Александрович. – Здесь похоронены три лошади. Самых выдающихся лошадей закапывали в проходе конюшни, чтобы их дух остался. Все в Сергиевском было связано с лошадьми». Яков Бутович – коннозаводчик, коллекционер, издатель, создатель единственного в мире частного музея лошади, консультант Семёна Будённого – в одночасье был назван врагом народа. «Его репрессировали в 1937 году за то, что он истратил казённые деньги. Купил лошадям 2 кг сахара и полмешка яблок. А не сошлось в деньгах, его за это и расстреляли», - рассказывает Олег Дороганов.
Заведовать хозяйством в Сергиевском стал адъютант Семёна Будённого Евгений Долматов. Под его руководством работал отец Олега Дороганова. «Мой папа был специалистом по лошадям. Он про лошадь мог сказать всё, куда она годится – в артиллерию, в кавалерию или директора возить, или вообще никуда не годится», - рассказывает Олег Дороганов. До середины 60-ых годов 20 века в одних комнатах бывшего господского дома располагалась администрация конного завода, в других – общежитие, на первом этаже и жила семья Дорогановых.
В 1966 году здание дома начали перестраивать. Разобрали камины, перестелили полы, сломали часть внутренних стен, а на их место поставили тонкие перегородки. «Ах, как жаль. Как же мы не бережём, что имеем, - вздыхает Олег Дороганов. - Мне обидно, я видел, что здесь было раньше. А сейчас… камины выкрали. При ремонте доски огромные вытащили, положили наш такой «дранчик». Всё это мне крайне не понравилось».
Так и ходит по разрушенному дому Олег Александрович сокрушается и негодует, но всё же надеется – а вдруг одумаются люди и перестанут сами разбирать по кирпичику то, что осталось от некогда величественного господского дома; вдруг власти осознают, что невозможно руководить страной, где исторические ценности превращаются в руины. Кстати, это здание использовалось и в 90-ых годах. Здесь были то клуб, то дискотека, то пресловутая «качалка». Но за какое-то десятилетие от дома остались лишь стены. В настоящее время бывшее имение рода Языковых не является памятником ни архитектуры, ни истории. Его нет ни в одном официальном реестре. И если у других усадеб есть хоть призрачный, но, всё же, шанс на восстановление, то господский дом Языковых обречён.
Екатерина Русскова, Андрей Михайлин, Денис Гейер, ТВС Пущино
 

Для того чтобы оставлять комментарии, зарегистрируйтесь.

« Пред.   След. »

При любом использовании материалов, новостей сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на WWW.TV-TVS.RU обязательна. Пользовательское соглашение

Газета Пущинская среда